Цифровая монополия

Цифровая монополия

В минувшем году мы уже отмечали, что исподволь продвигаемся ко входу в цифровое пространство исключительно через google-аккаунт. Представьте, что весь мир хранит данные на серверах Google, пользуется девайсами на базе операционной системы от Google, заправленными программами и утилитами, мультимедийными приложениями и онлайн-сервисами её же. Может ли случиться так, что одна корпорация перетянет на себя одеяло, покрыв все наши мобильные потребности одним продуктом от одного хозяина? И если да, то к чему подобная цифровая монополия приведёт?

Содержание статьи:

  1. Когда расцветёт Fuchsia;
  2. Рынок без конкуренции;
  3. Приложение «благонадёжность»;
  4. Автоматизация и интеллектуализация;
  5. Ваш цифровой помощник;
  6. Элементная база;
  7. Померимся нанометрами?
  8. Не отпускать клиента.

Когда расцветёт Fuchsia

В январе стала доступной для установки на хромбуках рабочая версия Fuchsia OS, которую Google разрабатывает независимо от уже существующих Android и Chrome OS. Несколько IT-специалистов поспешили испытать новую систему — и уже опубликовали видео и текстовые отчёты. Преобладающие впечатления можно объединить словом «озадаченность»: во-первых, разработка ещё слишком далека от полноценного функционала, во-вторых, влияние существующих продуктов Google очевидно, несмотря на то, что ОС действительно имеет уникальные функции.

И хотя весной 2017 года представители компании заверяли, что не ставят задачу заменить Android и Chrome OS, теперь мы видим, что замена предполагается:

  • Система адаптивна и подстраивается под формат смартфона, планшета или десктопа;
  • Воспринимает работу с тачскрином;
  • Имеет экранную клавиатуру;
  • Встроенный интернет-браузер и т. д.

Это очередной легко читаемый месседж Google о стратегической цели заменить одним продуктом свои и чужие мобильные и стационарные операционные системы, браузеры, офисные приложения, в будущем — платформы для интернета вещей. (К слову, возможность авторизироваться через google-аккаунт уже реализована в Fuchsia, — правда, с альтернативой в виде «гостевого» режима).

Рынок без конкуренции

Но не будем спешить записывать Google в монстра из антиутопии, — просто его пример актуален и нагляден. Для бизнеса естественно стремиться к монопольному положению или, что в данном случае точнее, к олигополии, разделению рынка между несколькими крупными игроками и освоению полного цикла «производства» для максимального охвата клиентуры. Этим же занимается Apple в своём сегменте, создавая компьютеры, смартфоны, гаджеты, ОС и свою особую экосистему для разработчиков ПО. К этому задолго до Google пыталась прийти и Microsoft, но безуспешно.

Ещё более вездесущ конкурент Alipay, с которым она делит национальный рынок практически пополам, — WeChat Рау, финансовый инструмент внутри мессенджера WeChat. Он позволяет отправлять собеседнику в чате небольшие суммы с кошелька WeChat Рау или более значительные — с прикреплённой банковской карты. Вне чата доступен аналогичный Alipay функционал, включая популярные в стране расчёты по QR-коду на ценнике или в счёте.

Оба конкурента осуществляют поддержку не только покупателей, но и продавцов, предоставляя CRM и ПО для платёжных терминалов. Но в случае с WeChat и это не всё: приложение интегрировано с мессенджером QQ. Обоими владеет компания Tencent — собственник крупнейшей в Китае соцсети Qzone и ряда игровых разработчиков. Таким образом, продукты Tencent покрывают потребности пользователей в общении, социальном взаимодействии, электронных развлечениях, розничных покупках и самых разных видах платежей. Учитывая амбиции компаний и явное покровительство государства, можно прогнозировать, что скоро в цифровом пространстве гражданин КНР на протяжении всей жизни будет сталкиваться лишь с парой брендов.

А у нас?

У нас олигополия и укрупнение компаний на IT-направлениях слабо заметны (хотя в других отраслях распространены и монополии, и фактические картели). Но мы уже имеем банк, через который проходит более половины электронных платежей физических лиц. Он же экспериментирует со втягиванием в свой функционал торговых площадок и сторонних сервисов. Мобильные операторы с разной степенью успешности запускают мессенджеры, прямые платежи внутри своих сетей и площадки по продаже контента. Так что и мы вписываемся в эту логику. Просто на проект масштаба китайских у нас пока ещё никто не замахнулся.

Цифровая монополия
Цифровая монополия

Цифровая монополия: Приложение «благонадёжность»

В декабре издание Wired опубликовало статью о том, как китайское правительство совместно с национальными IT-компаниями при помощи мобильных приложений определяет «рейтинг благонадёжности» фактически каждого социально активного гражданина. Достойны внимания описанные в ней не только методы государственного контроля, но и многофункциональность популярных мобильных и интернет-приложений. Так, в 2016 году в КНР было совершено мобильных платежей на $5,5 трлн, что в 50 раз больше, чем в США. Молодые китайцы свободно обходятся без наличных, что подтверждают западные СМИ, изучавшие рынок электронных расчётов в этой стране. Разгадка в том, что приложения для мобильных транзакций здесь вышли далеко за пределы мобильного банкинга Alipay, часть империи Alibaba Group, позволяет не только оплачивать счета и переводить деньги, в том числе и напрямую другим участникам системы, но и упрощает получение услуг, за которые впоследствии можно через неё рассчитаться. Вызвать такси или забронировать номер (есть прямая интеграция с Airbnb и Uber), застраховаться или инвестировать можно прямо из «кошелька» на Alipay. До 2017 года существовала ещё и «синхронизация» Alipay с AliExpress.

Автоматизация и интеллектуализация

Общемировая выручка от внедрения умных программ и «железа» с элементами искусственного интеллекта (ИИ) в 2017 году составила $14,9 млрд. В этом году показатель обещает вырасти почти на 60 % и достигнуть $23,6 млрд.

Согласно выводам аналитиков PricewaterhouseCoopers внедрение ИИ в бизнес-процессы к 2030 году обеспечит рост мирового ВВП на 14 %, что составляет примерно $15,7 трлн. Это больше ВВП Китая и Индии вместе взятых.

Конечно, такие расчёты условны, ведь даже само определение ИИ сегодня является предметом споров учёных мужей. Но в той или иной степени подобные прогнозы обнаруживают реальные процессы. Дальнейшая автоматизация и интеллектуализация будет повышать эффективность операционной деятельности реципиентов новых технологий. Быстрее всего ИИ внедряются в медицине, розничной торговле и логистике в целом, рекламе, телекоммуникациях, автопроме, авиакосмической промышленности, финансовом секторе, государственных сервисах. Вместе с тем гарантированный рост будет наблюдаться там, где обеспечивают внедрение и предоставляют элементную базу.

Ваш цифровой помощник

Маркетологи аналитической компании Tractica делают ставку на экспансию виртуальных цифровых помощников (VDA) на предприятиях. По их подсчётам, к 2025 году VDA-системы появятся у миллиарда корпоративных пользователей, а суммарная выручка на этом рынке достигнет $7,7 млрд.

В 2017 году специалисты насчитали около 145,2 млн уникальных активных пользователей цифровых помощников в корпоративном сегменте и рынок в объёме $1 млрд.

Цифровая монополия накроет всех и виртуальные помощники заполонят не только корпоративный, но и весь потребительский сектор. Например, голосовой помощник Amazon Alexa появится на тысячах компьютеров под управлением Windows 10. Уже в нынешнем году число новых устройств с голосовыми помощниками увеличится на 60 %, в продаже появятся порядка 44 миллионов подобных гаджетов, а объём их продаж вырастет вдвое и составит $3,8 млрд.

По прогнозу RBC Capital Markets, в ближайшие два года цифровые помощники вывезут Alexa на выручку в районе $10 млрд.

Элементная база

Аналитики HSBC при рассмотрении «продуктовой» составляющей развития ИИ выделяют три ключевых направления, по которым рост производства технологически неизбежен.

В частности, для работы с Big Date и разворачивания мощностей для развития ИИ будут расширяться центры обработки данных. А они потребуют целого комплекса оборудования: серверов, коммутаторов, маршрутизаторов и т. д. В целом, по подсчётам Synergy Research Group, за год мировой рынок инфраструктурного оборудования корпоративного класса вырос почти на 3 % и достиг $113 млрд. Лидирует Cisco с долей в 26 %, уверенно обходя таких крупных конкурентов, как Hewlett Packard Enterprise, Dell EMC и Microsoft.

Второе направление — сенсоры. Это глаза, уши и вестибулярный аппарат роботов, способных работать вместе с человеком. А планы создания высокоорганизованных систем «умный дом» и «умный город» потребуют миллионы и миллиарды датчиков уже в ближайшее время. Поэтому компании-производители этого сектора станут лидерами роста.

И третий претендент на внимание — производство чипов, непрерывно растущее с 1960-х годов: в последние 20 лет почти по 13 % ежегодно, чему способствуют инновационность и короткий жизненный цикл микросхем. Нынче производителей накрыл резкий рост спроса со стороны майнеров. С начала года Samsung (которая по итогам 2017-го заработала на чипах $50 млрд и обогнала многолетнего лидера по выпуску чипов Intel) занялась производством ASIC-чипов для майнинга по заказу некой китайской компании. А крупнейший тайваньский производитель чипов TSMC (450 компаний-заказчиков) загрузил свои мощности по выпуску ASIC-чипов для Bitmain (70 % рынка оборудования для майнинга) и Canaan Creative и ожидает получить около 10 % доходов в 2018 году от производителей систем-майнеров.

Цифровая монополия
Цифровая монополия

Померимся нанометрами?

Во второй половине следующего года Intel обещает наладить четырежды перенесённый массовый выпуск 10 нм процессоров. А К 2020 году компания может выйти на выпуск чипов 7 нм, полагают аналитики Barclays.

Переход с 14 нм на 10 нм — это самый большой скачок в плотности размещения транзисторов за всю историю этого направления. И успех на этом переходе, несомненно, отразится на капитализации Intel. В её 14 нм помещается на 23 % больше транзисторов, чем в 14 нм у иных производителей.

По этой логике переход на 10 нм «других компаний» будет означать только фактический выход на интеловские 14 нм. А это значит, что запуск Intel чипов 10 нм позволит компании опередить конкурентов как минимум на несколько лет. При этом над следующим переходом — на 7 нм — активно работают не только Intel, но и Samsung, и GlobalFoundries. Массового выпуска такой продукции ранее 2020 года ожидать не приходится, но смена лидера на этом перегоне вполне возможна.

Цифровая монополия: Не отпускать клиента

Такие намерения корпораций не всегда очевидны, но мотивы понятны. Если клиент уже распробовал один ваш продукт, то зачем его отпускать? Пусть он, не покидая одно приложение, одну онлайн-платформу, одну ОС, работает, развлекается, платит, заказывает... Ему — удобство, а корпорации рост lifetime value — так называемой пожизненной ценности клиента, то есть чистого дохода, который тем выше, чем дальше удастся удержать взаимодействие. Желательно — пожизненное. ⓂⒷ

Как вы считаете, цифровая монополия – это польза или вред для конечного потребителя?
Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: