Рубрика: Теория

Нестандартная занятость

Работа на основе трудового договора по найму по установленному графику и на рабочем месте, предоставленном предприятием, — таков законодательно установленный стандарт в большинстве стран мира. Любая занятость на иных условиях подпадает под определение «Нестандартная занятость». Сегодня в мире более половины людей экономически активного возраста охвачены нестандартной занятостью. Насколько велика угроза для прав человека на рынке труда при таком раскладе?

Содержание статьи:

  1. Грани самозанятости;
  2. Мотивы работодателей;
  3. Минус на минус даёт плюс?
  4. Уступка обстоятельствам;
  5. Скрытые спонсоры.

Грани самозанятости

Международная организация труда выделяет два типа нестандартной занятости: работа по временному контракту и неформальное сотрудничество. Наибольшая доля самозанятых и работающих где и как придётся — в странах Азии. Но если на Филиппинах таких насчитывается 24 %, то во Вьетнаме — до 67 %.

В Европе в основном практикуется работа по временным контрактам с привлечёнными из-за рубежа «неформалами», поскольку те позволяют экономить на себе и зачастую не претендуют на официальное трудоустройство. В Польше, Испании, Португалии, на Кипре и в Нидерландах их доля достигает 20 %, а вот в Норвегии — менее 5 %. Однако именно развитые европейские страны стали лидерами по темпам прироста нестандартных исполнителей. В Ирландии за последние 10 лет их число увеличилось втрое, в Словакии и на Мальте — вдвое.

По данным МОТ, разница в зарплате при временном и постоянном трудоустройстве при прочих равных может составлять до 30 %. При этом временные сотрудники получают на 15-55 % меньше своих коллег. Ещё меньше доходы неформально занятых — на 43-65 %.

Мотивы работодателей

Основное преимущество, которое работодатели видят в формате нестандартной занятости, — сокращение затрат на зарплаты и возможность не платить налоги на соцобеспечение. В ряде случаев к этому подталкивает несовершенство законодательства страны пребывания. Но в основе всегда лежит желание бизнесмена максимизировать прибыль путём сокращения расходов, хотя это часто интерпретируют как прогрессивное стремление к повышению конкурентоспособности.

Аналитики МОТ уверены, что нетрадиционные формы занятости уступают стандартным в производительности. Но это скорее предположение, чем методологически обоснованное утверждение. Динамика роста числа «неформалов» свидетельствует, что результативность их труда в общем и целом работодателей устраивает. Да и жизнь показывает, что в случае заинтересованности работника в результатах труда отдача от него может быть значительно больше, чем от штатного сотрудника, защищённого бессрочным трудовым договором и не имеющего мотивации проявлять рвение в работе.

Нестандартная занятость

Минус на минус даёт плюс?

Сниженная производительность и оплата труда, а также вопросы социальной защиты — вот основные минусы нестандартных схем трудоустройства, напоминает МОТ. Впрочем, вопрос продуктивности и оплаты работодатель и наемник решают между собой, и если всё происходит добровольно, то сие есть продукт непротивления сторон. И тогда эти два минуса в итоге дают плюс, устраивая обе стороны. Что же касается социальных выплат, в том числе медицинского и иного страхования и пенсионного обеспечения, то это действительно проблема. Современные программы страхования и пенсионные фонды заточены под корпоративные системы. Private banking с накопительными программами и тем более крайне дорогое добровольное медицинское страхование пока не могут предложить действительно посильный, понятный и востребованный продукт для этой части потенциального рынка. В этом кроется дополнительный минус для «нестандартных» сотрудников.

Как ни оценивай, а нестандартная занятость выгодна и наёмному персоналу, и работодателям, и государству. И не в последнюю очередь — своей гибкостью, соответствующей современным условиям жизни.

Уступка обстоятельствам

Пропорции такой работы согласно анализу МОТ 35 % самозанятых, 13 % имеющих временный контракт и 12,3 % занятых в неформальном секторе. Эти проценты отражают людей, работающих в совершенно разных условиях. К самозанятым можно причислить и успешного владельца мелкого бизнеса, и специалиста с доходом выше, чем у штатных сотрудников, и индийского рикшу с «прибылью» менее 3 $ в день. А по временным контрактам трудятся и низкооплачиваемый сезонный рабочий в Польше с неограниченным рабочим днем, и слесарь отечественной фабрики со стандартным 8-часовым рабочим днём, и инженер транснациональной корпорации, гонорар которого завязан не на рамки рабочего времени, а на итог проекта.

Здесь впору говорить о вынужденности либо добровольности такого способа зарабатывания денег. Исследование МОТ на эту же тему в 2016 году содержит вывод, что 62 % «неформалов» попросту не могут найти постоянную работу.

Скрытые спонсоры

Получается, что нестандартная занятость — скорее эвфемизм, за которым стоят сразу два вида безработицы: неофициальная и скрытая. Выходит, что сектор нестандартной занятости в нашей стране, исключая сезонную трудовую миграцию, это миллионы рабочих единиц. Эти миллионы, не будучи бюджетниками, тем не менее пополняют госбюджет посредством НДС и других потребительских налогов и платежей, обеспечивая пенсии и зарплаты бюджетников. Они продают услуги на экспорт, поддерживают конкурентоспособность отечественных предприятий.

Нестандартная занятость: Вывод

Как ни оценивай нестандартные трудовые отношения, а они выгодны и наёмному персоналу, и работодателям, и государству. И не в последнюю очередь — своей гибкостью, соответствующей современным условиям жизни. Другой вопрос, что в силу распространённости они нуждаются в государственном подходе. Работающим на нелегальных или на полулегальных условиях нужны социальные гарантии, а государству — привлечение в бюджет «теневых» заработков. Но это уже тема для отдельной статьи. ⓂⒷ

Хотите раз в месяц получать письмо с перечнем лучших статей и бизнес-книгой?
Placeholder Placeholder